Онлайн Консультация

Навигация

открыть все | закрыть все

Главная страница


Обратная связь

Информационные партнеры


Опрос

Как вы относитесь к гипнозу?
Хороший, лечебный метод
Я его жутко боюсь
Никогда не обращался к гипнотизеру
Был неудачный опыт
Меня не удается загипнотизировать

Внушение на яву



У очень восприимчивых людей можно с успехом вызвать все явления гипноза или постгипнотического внушения наяву, не вызывая гипнотического состояния.

Поднимают руку и говорят: вы не можете больше двигать ей !
И рука остается в каталептическом оцепенении.
Точно так же можно вызвать анестезии, галлюцинации, амнезию, ложные воспоминания, вообщем что угодно, с таким же же успехом, как и в гипнозе.

И при этом не только у истеричных, но часто также и у совершенно здоровых индивидуумов.
Восприимчивость к внушениям наяву проявляется большей частью у тех лиц, которые уже один или несколько раз подвергались гипнотическому усыплению. Но и такие же внушения можно вызвать и у бодрствующих, никогда не подвергавшихся гипнозу.

У одной моей знакомой, очень интеллигентной дамы, со стойким характером, внушение одного магнетизера вызвало каталептическое оцепенение руки, тогда как она совершенно бодрствовала и никогда не испытывала гипнотического состояния.

Мне подобное внушение удалось у двух совершенно неистеричных женщин, - из четырех, у которых я сделал попытку вызвать это явление.
Суггестивные эффекты наяву, без малейшего представления об этом со стороны заинтересованного лица, - гораздо чаще и достижимее, чем думают.

Доктору Барту в Базеле, неоднократно удавалось вызывать для производства маленьких операций в глотке, полную анестезию смазыванием соляным раствором, после категорического уазания, что это – раствор кокаина, и что слизистая оболочка уже совершенно не чувствительна.

Впрочем, внушением в гипнозе, можно вызвать внушаемость и на яву. Мне, например, удалось вызвать её у всех вышеупомянутых 19 глубоко усыпленных сиделок.

Из возражений, постоянно вновь приводимых не понимающими всего этого вопроса, наиболее типичны следующие: «Да, внушение наяву – дело очень хорошее и безопасное, но это нечто совсем другое, не то, что гипноз.!»

Я надеюсь, что мои читатели поймут, что подобные утверждения мыслимы только при полном непонимании явлений внушения и совершенным отсутствием практического опыта в этой области.

Явления внушения наяву абсолютно тождественны и одинаковы с таковыми же явлениями в «гипнозе». Присоединяется или не присоединяется сюда субъективное чувство сна – это, не увеличивает и не уменьшает ни опасности, ни значения этих всех этих психологических явлений.

Всякий суггестивный эффект на яву, можно уподобить частичному, ограниченному сну в бодрствующем в остальных отношениях мозгу.

Продолжение…

Внушение на известный срок



Это явление, столь превосходно описанное нансийской школой, - не более, как разновидность, но практически весьма важная, постгипнотического внушения.

Я внушаю одному загипнотизированному субъекту: «завтра в 12 часов, собираясь завтракать, вы вдруг вспомните, что должны мне наскоро написать, как вы себя чувствуете; вы вернетесь в свою комнату и наскоро напишите мне несколько слов, затем ваши ноги озябнут, и вы наденете свои туфли «.

После пробуждения, загипнотизированный до 12 часов следующего дня не имеет обо всем этом ни малейшего представления; но в тот момент, когда он садится за завтрак, внушенная идея вспыхивает в его сознании, и внушение точно им выполняется.

Одной загипнотизированной женщине я в понедельник внушаю: «В следующее воскресенье утром, ровно в 7 часов 30 минут, у вас появится менструация. Вы тот час же направитесь к старшей сиделке, сообщите ей это, а затем пойдете ко мне и сообщите мне об этом.
Но меня вы увидите в сюртуке небесно-голубого цвета, с двумя длинными рогами на голове, и затем меня спросите, когда я родился».

– В следующее воскресенье я сидел в своей рабочей комнате и совсем уже забыл о всем этом деле. Вдруг в 7 часов 35 минут загипнотизированная стучится в мою дверь, входит в комнату и разражается смехом.

Я тот час же вспомнил свое внушение, которое оправдалось слово в слово. Менструация наступила ровно во внушенное время, о чем сообщено было старшей сиделке. В бодрствующем состоянии загипнотизированная не имела обо всем этом ни малейшего представления, ни даже о времени предстоящей менструации.

Весьма интересны мнения самих загипнотизированных о причине успешных внушений на срок.
На вопрос, что их побудило к исполнению внушения, они указывали на идею, появившуюся в их голове в указанный внушением срок, идею, которой они должны были следовать.

При этом они точно указывают время появления таких идей, тогда как обычно мы, ведь, не следим за моментом возникновения каждой нашей мысли. Это явление должно рассматриваться, как одно из действий внушения.
Так как время было внушено, то они обращают на него внимание.

Многие из загипнотизированных говорят об этом так: »Неожиданно в 12 часов я вспомнил, что вы мне вчера во сне сказали, чтобы я сегодня в 12 часов пришел к вам».

Обычно внушения, проявляющиеся в известный срок, имеют характер принуждения, непреодолимого импульса, продолжающегося до исполнения внушения; но интенсивность этого импульса подвержена весьма большим колебаниям.

Удивительней всего при этом тот факт, что от гипноза до указанного срока содержание внушения наяву никогда никем не осознается.
Если такого субъекта в течение этого периода загипнотизировать и спросить, что он должен делать в такой - то день, то обыкновенно оказывается, что он знает это очень точно.

Здесь мы имеем дело с мышлением в области нижнего сознания, т.е. с мозговым динамизмом, остающимся в виде энграмма за порогом обычного сознания, динамизмом, который снова воспроизводится благодаря указанию времени, одновременно ассоциируемому с ним и определенным сроком.

Только таким образом можно объяснить себе те внушения на срок, которые Льебо, Бернгайм и Лежуа с успехом осуществляли даже по истечению целого года.

Продолжение…

психологическая помощь Консультация психолога, Москва

Амнезия (забывание)



Амнезия есть просто неспособность ассоциировать соответственные комплексы представлений. Амнезия играет таким образом, в гипнозе очень важную роль.

У одного служителя, страдавшего зубной болью, я сделал попытку вызвать внушением анестезию. Это удалось лишь отчасти, и затем все - таки приступили к удалению зуба.
Больной проснулся, кричал, схватил врача за руку и оборонялся. После удаления зуба я, далее, спокойно внушаю ему, что он спит очень хорошо, что он ничего не чувствовал, что после пробуждения он всё забудет, что он не испытывал никакой боли.

Больной в действительности заснул, и после пробуждения утратил память о происшедшем. Он поэтому уверил себя, что ничего не чувствовал, был очень рад и благодарил за безболезненное извлечение зуба.

Позднее я направил к нему для расспросов третьих лиц, от которых он не имел никаких причин скрывать истину. Всем он заявлял, что абсолютно ничего не чувствовал.
И теперь, по прошествии почти 13 лет со времени оставления им нашего учреждения и поступления в Цюрихе на другую должность, он всё еще утверждает то же самое.

С другой стороны, - я заставлял выдергивать зубы у вполне бодрствующих, у которых внушением предварительно вызывалась анестезия. Во время операции эти лица, вообще очень боявшиеся боли, смеялись, не испытывая ни малейшего страдания.
В первом случае мы внушением задержали или приостановили вступление в сознание воспоминания о боли, а во втором – самого периферического раздражения, в момент его возникновения.

Одна очень толковая сиделка испытывала сильный страх перед удалением больного зуба, хотя была довольно восприимчива к гипнозу. Я загипнотизировал её.
Но в гипнозе, она оборонялась от приближающихся зубных щипцов. Тем не менее, мне удалось вызвать анестезию зуба, хотя она оборонялась двумя руками.

Во время экстракции она проснулась с легким криком, Но затем тотчас же сама удивленно заявила, что ничего не чувствовала, кроме лежавшего во рту свободного зуба; болей не было никаких, а также никаких следов чувствительности после экстракции; она испытывала только большой страх – это она ещё помнит.
Здесь мне удалось заанестезировать зуб, но не удалось устранить страх.

Одной особе, отличающейся весьма строгим, в этическом смысле, характером и исключительной любовью к правде, так что здесь с абсолютной достоверностью исключается всякое возможное преувеличение из - за любезности, была внушена анестезия различных частей тела.

Затем я заставил её закрыть глаза, ограждаю, с соблюдением надлежащих предосторожностей, мое операционное поле от заглядывания из - под век и укалываю загипнотизированную в трех местах.

Она заверяет меня, что абсолютно ничего не чувствует и не знает, что я ей делаю. Затем я усыпляю её и внушаю ей ток, который восстановит её чувствительность так, что по пробуждении она будет точно знать, что я с ней сделал.

И действительно, по пробуждении я спрашиваю её, что я с ней делал. Сначала она с трудом припоминает всё и неточно указывает места произведенных мной уколов.

Но после тщательного повторения опыта, с изменением числа и места уколов, дело идет очень хорошо, - она указывает места точно и знает также, что я колол её.

Этот эксперимент доказывает, что и после полной анестезии, установленной бодрствующим верхним сознанием, воспоминание о боли, очевидно, испытывавшейся только в области нижнего сознания, может быть перенесено в цепь верхнего сознания.

Продолжение…

Постгипнотические явления



К важнейшим явлениям гипнотизма принадлежат постгипнотические эффекты внушения. Все, что достигается нами в гипнозе, очень часто может быть вызываемо и на яву, если в гипнозе внушить загипнотизированному субъекту, что оно случится после его пробуждения.

Не все гипнотизируемые доступны постгипнотическому внушению, но тем не менее при некотором опыте и навыке, постгипнотические явления получаются почти у всех усыпленных и даже во многих случаях простой гипотаксии без амнезии.

Я внушаю одному лицу: «после пробуждения вы поставите стул на стол и затем правой рукой похлопаете меня по левому плечу».
Я говорю ему ещё многое и наконец: «считайте до 6 и проснитесь». Он считает и, дойдя до шести, открывает глаза.

Одно мгновение он с заспанным видом смотрит вперед, обращает свой взор на стул и фиксирует его своим взглядом.
Зачастую тут возникает поединок между рассудком и могуществом внушения. Смотря по степени естественности или неестественности внушеня с одной стороны и восприимчивости к нему гипнотизируемого, с другой стороны, победителем выходит первый или второй фактор.

Я наблюдал неоднократно, что при сильной восприимчивости к внушению, попытка противостоять его импульсу может вызвать у гипнотизируемого страх, возбуждение.

Он терзается мыслью, сто «он должен это все - таки сделать».
Да, в двух случаях загипнотизируемый мной субъект готов был совершить 45 минутное путешествие, один раз для того, чтобы похлопать меня по плечу, а в другой – чтобы подать полотенце госпоже У.
Этот импульс может длиться часами и днями. В другой раз он бывает слаб, может проявляться лишь как идея, не побуждающая к действию, так что внушение не выполняется.

Загипнотизированный мной субъект фиксирует взглядом стул, неожиданно встает, берет стул и ставит его на стол.
Я спрашиваю его: «почему вы это делаете ?» - ответ колеблется, смотря по образованию, темпераменту, характеу и роду гипноза.

Один говорит: «я думаю,что вы мне в гипнозе сказали, чтобы я это сделал»; другой – «мне кое - что в этом роде приснилось»;
третий, - « меня к этому что - то толкало, я это должен был сделать, не знаю почему»;
четвертый, - « мне пришла в голову такая идея »;
пятый объясняет: «стул стоял поперек дороги и мешал ему ( или в случае внушения взять полотенце и вытереть себе лицо, ссылается на сильное потение ).

Шестой, по исполнению действия, утратил всякое о нем воспоминание и считает себя только что проснувшимся.
Этот последний, особенно выглядит как сомнамбула, его взгляд неподвижен, движения имеют автоматический характер, и все эти явления исчезают после выполнения внушения.

Другому, я внушаю: «по пробуждении вы увидете меня одетым в пурпурно - красную одежду и с двумя оленьими рогами на голове. Кроме того, исчезнет моя рядом сидящая жена, а также эта дверь, которая вполне будет закрыта обоями и деревянными фанерками, так что вы вынуждены будете уйти через другую дверь».

Я говорю ему ещё другие вещи, внушаю три раза зевнуть и после этого проснуться. Он открывает глаза, несколько раз протирает их, как бы желая удалить от себя туман, оглядывает меня и начинает смеяться и все трет себе глаза. «Чего вы смеетесь?» - « Да вы ведь весь красный и на голове у вас два оленьих рога».

«Ваша жена ушла!»- где же она сидела?» - На этом стуле».
«Видите вы этот стул ?» - «Да».

Я прошу его ощупать стул; он делает это неохотно, ощупывает всё вокруг моей жены, осязая, по его мнению стул.
Затем он хочет уйти, но не может, видит только обои и деревянные фанерки и утверждает это, ощупывая даже саму дверь.
Если открыть дверь, галлюцинация может исчезнуть или продолжается, - в последнем случае он представляет себе воздушное отверстие заполненное обоями и фанерками, а самой двери не видит.

Такие постгипнотические галлюцинации могут длиться от нескольких секунд, до часов и даже дней. Обыкновенно они продолжаются несколько минут.

Одной загипнотизированной даме, я даю один настоящий нож и внушаю ей, что таких ножей – три. Она при этом совершенно бодрствует и абсолютно не может отличить друг от друга эти три ножа, ни при разрезывании, ни при ощупывании, ни при постукивании ими по окну.

Она вполне серьёзно разрезает воздухом протянутый перед ней кусок бумаги и утверждает, что видит разрез ( несуществующий в действительности ), который будто - то бы сделала с помощью внушенного ей ножа. Когда я предлагаю ей разъединить, предполагаемые разрезанные два куска бумаги, она испытываемое ей сопротивление приписывает моему гипнотическому воздействию.

Когда же другие лица её высмеяли потом по этому поводу, - она рассердилась, утверждая, что ножей было три, и что два из них, я потом спрятал; она то видела все три ножа, осязала их, слышала и не позволит себя ввести в заблуждение.

Когда же я той же особе внушаю исчезновение настоящего ножа, она не осязает его, если даже положить его ей на руку, не слышит его падения, не чувствует никаких производимых им уколов.

Чувства, мысли, решения и т.д. столь же хорошо могут быть внушены и на время после гипноза и в состоянии самого игпноза. Успехи, достигнутые у вышеупомянутой алкоголички и менструирующих женщин, были явлениями постгипнотическими. Мне только два раза удавалось тотчас же вызвать или купировать менструацию во время гипноза.

Продолжение…